Владимир Чагин: Будем сражаться

Владимир Чагин побеждал на «Дакаре» семь раз – больше, чем кто-либо в одной категории. В 2012 году он завершил карьеру гонщика и стал руководителем «КАМАЗ-Мастер». Именно под его руководством команда выиграла три последних супермарафона в Южной Америке.

В интервью F1News.Ru перед стартом очередного ралли-рейда «Дакар» Владимир Чагин рассказал о том, как команда подготовилась к этой гонке и чего ждать от неё в ближайшем будущем.

Вопрос: Вчера состоялся старт ралли-рейда «Африка Эко Рэйс». В чём отличие этой гонки от «Дакара»?
Владимир Чагин: Да, мы в третий раз выезжаем на «Африка Эко Рэйс», это для нас первое соревнование 2016 года. Старт состоялся в Монако, в непосредственной близости от трассы Формулы 1. Участники отправились по маршруту Франция-Марокко-Мавритания-Сенегал, а финиш запланирован на 10 января в Дакаре, на берегу Розового озера. Эта гонка проходит в восьмой раз, по маршруту классического «Дакара». Нас ждёт много песка, причём это самый сложный, самый сыпучий песок на планете. Но будем надеяться, что наших ребят это не остановит.

Вопрос: Там едут такие же КАМАЗы, как и на «Дакаре»?
Владимир Чагин: Нет, не совсем. Мы участвуем в этой гонке двумя машинами. На одной, под управлением Антона Шибалова, стоит обычный, проверенный мотор Тутаевского завода, на другой, за руль которой сел Сергей Куприянов – газодизельный двигатель. Это очень интересная разработка. Пока она носит характер экспериментальной, но наши тесты показывают, что газодизельный двигатель уже сейчас демонстрирует лучшие динамические характеристики, чем обычный. Мы используем смесь в 70% дизельного топлива и 30% метана, и очевидно, что с метаном двигателю «дышать» легче. К тому же растёт экономичность, снижается количество вредных выбросов, что тоже очень важно. И несмотря на дополнительный вес от газовых баллонов, в совокупности ездовые качества машины оказываются выше, чем у обычной, что особенно чувствуется в песках.

Вопрос: В будущем такие моторы могут появиться на «Дакаре»?
Владимир Чагин: У наших конструкторов этот проект вызывает очень высокий интерес. Пока мы используем их только на «Африка Эко Рэйс», с российскими моторами, но в следующем году планируем попробовать установку газооборудования и на моторах Liebherr, как те, что у нас на «Дакаре».

Вопрос: Всё же главное соревнование в мире ралли-рейдов – «Дакар». Что ждёт нас в этом году?
Владимир Чагин: «КАМАЗ-Мастер» будет участвовать в этом ралли в 25-й раз. Маршрут этого года отличает от предыдущих большое количество горных спецучастков, самые сложные из которых нас ждут в Боливии. На отдельных отрезках высота будет достигать 3,5-4 тысяч метров. На такой высоте даже просто дышать нелегко, а управлять гоночным грузовиком по 300-400 километров – тем более. В прошлом году в подобных местах некоторые экипажи внедорожников вынуждены были делать остановку, чтобы отдышаться. Кто сможет лучше адаптироваться к такой ситуации – тот и окажется сильнейшим. В категории грузовых автомобилей будет около 60-ти участников. Приедут все наши главные соперники – Iveco, MAN, Renault, Tatra, GINAF, Scania. Ожидается очень интересная, напряжённая борьба, так что волнение, конечно, присутствует.

Вопрос: В 2015 году вы представили новый грузовик с капотной компоновкой. Почему он не используется на «Дакаре»? И какой мотор планируется устанавливать на такую машину?
Владимир Чагин: Это очень интересный проект, который мы начали ещё в прошлом году. Сейчас работы по нему продолжаются, совместно с ISO и Daimler. Мы видим постоянно растущий интерес к капотной схеме со стороны участников зачёта грузовиков на «Дакаре» – компания Iveco выставляет три экипажа на таких машинах, Scania тоже сделала «капотник». Наша машина также демонстрирует хорошие показатели, и мы планируем начать выставлять её на соревнования уже в следующем году. Что касается двигателей, то пока на нём используется временный вариант, чтобы отработать ездовые качества машины. В будущем мы планируем установку рядного 6-цилиндрового мотора Liebherr – причём, с 2018-го года он будет производиться на нашем заводе двигателей.

Вопрос: Разумеется, задача перед «КАМАЗ-Мастер» всегда одна – победа. Но судя по очень активным приготовлениям соперников, в этом году добиться её будет сложнее, чем в прошлом?
Владимир Чагин: Да, в этом году они очень активно готовятся. Было больше, чем обычно, тренировочных сборов в Африке, они участвовали во всех соревнованиях, тогда как у нас такой возможности не было – в первую очередь, по финансовым причинам. Так что да, готовность их в этом году будет выше. Но мы тоже не сидели сложа руки – провели сбор в Казахстане, готовим новинки, так что сдаваться не собираемся. Будем сражаться.

Вопрос: Насколько машина этого года отличается от той версии, что использовалась год назад?
Владимир Чагин: Безусловно, мы каждый год модернизируем машину, обновляем подвеску, мотор – список изменений очень большой. Мы формируем его ещё в начале года, и по ходу сезона следуем этой программе. Но пока эти изменения носят конфиденциальный характер – давайте я расскажу о них после финиша (смеётся). Надеюсь, они себя оправдают.

Вопрос: Вы готовили машины и двигатели специально к условиям высокогорья?
Владимир Чагин: Да, конечно, у нас есть специальные карты настроек двигателя для подобных условий.

Вопрос: Из четырёх машин, которые вы выставляете на старт «Дакара», одна, под управлением Дмитрия Сотникова – так называемая «боевая техничка». Однако Айрат Мардеев говорит, что если результаты Сотникова будут хороши, то его могут перевести в «основной» состав, а роль технички будет выполнять кто-то другой. Такое действительно может произойти?
Владимир Чагин: Ну, если кто-то из основных пилотов потеряет шансы на высокие места, а Сотников будет ехать хорошо – то да, это возможно. Тогда мы модуль с запчастями переставим на другую машину.

Вопрос: То, что в этом году маршрут получился таким «высотным», это плюс для КАМАЗа, или минус?
Владимир Чагин: Разнообразие – это всегда хорошо, приятно видеть что-то новое в маршруте. Раньше главной особенностью были пески, скоростные участки, на этот раз – горы. Посмотрим, что это нам принесёт. Но во всяком случае, пока я не вижу причин считать, что нам это как-то помешает.



Мы в Instagram
1