Сезон уходов

Герой семи «Дакаров» Владимир Чагин рассказал «МК» о том, почему покидает кресло пилота Грустный какой-то февраль для мирового спорта. В воскресенье повесил бутсы на гвоздь бразильский суперфутболист Роналдо. В понедельник заявил об уходе двукратный Олимпийский чемпион, шведский хоккеист Петер Форсберг. А во вторник — чего мы не ожидали — сообщил о завершении карьеры лучший российский раллист, пилот «КамАЗа» Владимир Чагин, всего месяц назад седьмой победой в гонке «Дакар» побивший все мыслимые и немыслимые рекорды. Вскоре легендарный гонщик из Набережных Челнов дал эксклюзивное интервью «МК».

- Решение оставить кресло пилота родилось не сегодня утром и даже не вчера. Я обдумывал его несколько лет. В 2006-м обратился к директору команды «КамАЗ-Мастер» Семену Семеновичу Якубову, но он не пошел мне навстречу. И был прав: в любой команде должна быть преемственность поколений, необходимо, чтобы появились новые талантливые пилоты. Но сейчас мы активно занимаемся подготовкой, и результат пришел. Молодой Эдик Николаев в прошлом году выиграл ралли «Шелковый путь», а в январе в дебютном «Дакаре» занял третье место! Это вселило в меня и коллег уверенность — значит, могу уйти. Но поскольку я опытный в ралли-рейдах человек, поэтому всегда буду делиться с новыми спортсменами всем, что умею. - Насколько понимаю, в команде остаетесь!

- Более того, буду заниматься тем, чем занимался все это время. Административной, финансовой, производственной деятельностью, подготовкой машин к новым стартам. Логично: все видят 10 процентов нашей работы — непосредственно гонки. Это как сцена. А остальные 90 — закулисье. Огромная, повседневная работа 25 часов в сутки.

- Наверняка, поклонников команды волнует: увидим ли мы вас в кабине грузовика в качестве, скажем, штурмана?

- В этом амплуа не поеду. Я привык заниматься другими вещами. Но не исключено, что в качестве тренера-механика поеду. Такое уже было на этапе чемпионата России в Волгограде: я был в экипаже Николаева и провел гонку на месте механика. Наблюдал, как пилот общается со штурманом, как штурман читает «роуд-бук». Теперь все может быть.

- Признайтесь, Владимир, легкой грусти не ощущаете?

- А как же иначе?. Когда я публично рассказывал о своем решении, мне было очень трудно говорить. После моих слов ребята подготовили видеоролик, посвященный победным мгновениям наших экипажей. Было тяжело осознавать, что все отныне в прошлом. Но жизнь не стоит на месте!


Результаты


      


Мы в Instagram
1