Интервью журналу "Автогид"

«КАМАЗ-мастер» – едва ли не единственная российская команда мирового класса в автотехническом виде спорта. На нее равняются известнейшие звезды автоспорта планеты, да гонщики команды «КАМАЗ-мастер» и сами являются звездами автоспорта первой величины. Мы задали несколько вопросов Фирдаусу Кабирову, одному из ведущих пилотов команды, многократному призеру и победителю престижнейших автомобильных международных соревнований, обладателю Золотого бедуина 2005 года – высшей награды Знаменитейшего ралли-рейда «Дакар».

AG: Когда вы впервые сели за руль? Какой ваш первый автомобиль? Как пришли к автоспорту? Помогал ли вам кто в развитии?

– Впервые сел за руль в третьем классе, в десять лет. За руль «пазика», на котором работал мой отец. можно сказать, не сел, а встал, так как до педалей не доставал, а надо было еще переключать рычаг КПП, который находится у «» достаточно далеко за сиденьем. Первый наш семейный автомобиль был «ВАЗ 2101», его папа приобрел в мае 1972 года. впоследствии с поменянным кузовом, взамен устаревшему и проржавевшему, он стал моим первым автомобилем. К автоспорту пришел, обучаясь в Казанском авиационном институте, где был очень известный на всю страну своими традициями спортивно-технический клуб «ИКАР» КАИ. В нем, среди многочисленных военно-прикладных видов спорта, на очень высоком уровне была организована и секция по автоспорту. Я со второго курса начал посещать этот клуб и ровно через год принимал участие в качестве механика, а далее и в качестве штурмана в соревнованиях по авторалли на чемпионате СССР 1980 года. Помогал ли кто ли в развитии? В том понимании, имелся ли спонсор – нет. А вот заботу от старших своих одноклубников всегда ощущал. но главное – надо было быть самому трудолюбивым, целеустремленным. и при условии полной отдачи любимому делу можно было надеяться на результат. Это стало для меня понятным с первых же дней посещения клуба. И я следовал этому всю последующую жизнь. Мой первый тренер и наставник В.Т. Горбузов, начальник СТК А. Баталов и другие опытные спортсмены всегда делились со мной своими знаниями, опытом и спортивными навыками. За это я от всего сердца благодарен им.

AG: С вашей точки зрения, изменится ли вектор развития мирового автоспорта после того, что произошло в январе этого года?

– В самом деле, отмена «Дакара», который проводился в течение 29 лет без осечки, ставшего частью жизни многих людей, связанных с автоспортом, мне кажется, сильно подорвала устоявшийся спортивный, даже жизненный ритм этих людей. Отмена гонки мирового значения, такой как «Дакар», по причине угрозы со стороны террористических организаций, с моей точки зрения, была не совсем правильной. Это косвенное свидетельство того, что мировое сообщество как бы спасовало под угрозами мелких террористических групп, что, в свою очередь, может только воодушевить эти организации на «новые победы». Теперь уже при организации соревнований по автоспорту такого масштаба придется уделять больше внимания безопасности. Перенося соревнования на другой континент, на сто процентов не обезопасишь гонку. Марафонские гонки, в силу своей специфики, по своей организации более уязвимы, чем соревнования на стадионах и закрытых трассах. Поэтому уровень безопасности должен быть таким же высоким, как тот, на котором проводятся, например, чемпионат мира по футболу или Олимпийские игры. Только при достижении надлежащей безопасности ралли-марафон «Дакар» продолжит наращивать свой рейтинг и популярность. Участвовать в «Дакаре» до сих пор было заветной мечтой любого гонщика, а те, кто участвовал, уже не могли преодолеть влечения к «Дакару» на многие годы.

AG: Как вы считаете, латиноамериканский маршрут «Дакара» будет сопоставим по уровню спортивности с африканским? Ведь вы побеждали в ралли-рейдах на обоих этих континентах.

– Перенос гонки на южноамериканский континент, также как и отмена гонки, сильно изменят лицо этого грандиозного события. Совершенно понятно, что «Дакар» уже не будет ни при каких условиях организации таким, каким он был, когда проходил по Африке. Единственное, хочется верить, что стремление человека к развитию и к совершенству, возможно, откроет какую-то другую форму или придаст новый характер этой гонке на Американском континенте. И это будет не менее интересно, чем трансафриканские гонки! Не будет величественной и непокорной Сахары, но будут бескрайние пампасы и сложные перевалы на больших высотах в Андах.

AG: Вы неоднократно побеждали и в ралли-рейдах на грузовиках, и в зимних трековых гонках на легковых автомобилях. Какие из этих гонок вам больше нравятся?

– Это совершенно разные гонки не только в плане того, что я участвовал в одних на легковых автомобилях, а в других на грузовиках, но и в том, что на трековых гонках борьба с участниками идет очная; а в ралли-рейдах, с раздельным стартом, борьба происходит во времени, да еще с преодолением трудностей трассы и навигации. Оба эти вида мне нравятся, их трудно сравнивать.

AG: Многие российские спортсмены уже почти два десятка лет выступают за зарубежные, в том числе и суперэлитные, клубы. Однако в Формуле-1 пока не выступал ни один пилот из России. Как вы считаете, с чем это связано? Когда появится в пелетоне королевы автоспорта россиянин?

– Мне кажется, это связано просто с традициями автоспорта Советского Союза и далее России. У нас просто никогда не культивировался этот класс Формулы. Участие в тех классах Формул, которые проводятся у нас, не преследует цель победить с применением наивысших технических достижений, как в Формуле-1. Гонки у нас в большей степени имеют спортивный (в плане техники вождения автомобиля) характер. Наши не менее талантливые гонщики просто еще не имели практики участия в Формуле-1, и у них не было возможности продемонстрировать свое мастерство за рулем самых быстрых автомобилей. Надо несколько лет беспрерывно повариться в этой кухне, разобраться во всем и уже потом, зарекомендовав себя с хорошей стороны, можно надеяться на то, что тебе удастся сесть за руль болида. При этом не лишним будет помощь спонсора, и лучше российского. Уверен, что при этих условиях российский пилот сумеет занять свое место в пелетоне гонщиков Формулы-1.

AG: Какими качествами характера, с вашей точки зрения, нужно обладать, чтобы стать профессиональным автогонщиком?

– Прежде всего, безграничным трудолюбием, целеустремленностью, и надо любить технику. в смысле покататься, а в смысле любви конструировать, создавать эту самую технику, знать ее до уровня физических процессов, происходящих в двигателе, трансмиссии, электронике... 

AG: Помогают или мешают вам автоспортивные навыки (автогонщика) при обычных поездках по гражданским дорогам?

– Безусловно, эти навыки помогают избегать различных аварийных ситуаций и не создавать их самому.

AG: Если бы ваш сын решил стать автогонщиком, как вы отнеслись бы к этому?

– Если это будет его естественным выбором, самостоятельным решением в силу того, что его душа будет к этому располагать, и он будет готов полностью погрузиться в среду автомобильного спорта, я бы не возражал.



Мы в Instagram
1