Беляев Айдар: «Мы держим удар. Мы – ударная сила»

Один из лучших штурманов планеты. Так характеризует Семён Якубов своего боевого товарища по «КАМАЗ-мастеру», директора департамента специализированной техники Айдара Беляева. Сам Айдар Раисович громких слов не любит: уверенность в себе – это, конечно, хорошо, а вот самоуверенность не только в спорте, в любом деле помеха. Мастерство, считает он, приходит с опытом. 

Легкий человек, сказал как-то о нем один журналист: ровен и корректен в общении, ни звездной болезнью не страдает, ни начальственным чванством. Нет, власть употребить, если надо, даже и вспылить - он может. Но, как правило, на него не обижаются – всё по делу, в такой работе без эмоций невозможно. 
Вот картинка с натуры: бежит себе Беляев по лестнице спортивного центра, яблочко на ходу грызет. Встречным хвалится: это наши женщины-дачницы меня то грушами, то яблоками угощают. Держитесь меня, с голоду не пропадем! И совсем не странно, что с лёгкостью его легко же уживается расчетливый ум и удивительная способность все анализировать и обо всем иметь собственное мнение. Помножьте это на умение трудиться на пределе сил и способность «играть» в команде. Так что тем, кто видел другие «сценки с натуры», дакаровские, когда пилот и штурман вместе с механиком не на пределе, а уже за пределом сил, потные и чумазые, устраняют поломки, которые в стационарных условиях целой бригадой чинят, тем понятно, что легко с Беляевым, потому что - надежно. И к нынешнему своему звездному статусу он шел совсем не легкими путями. 
… Младший сын первого секретаря Набережночелнинского горкома партии рос не то, чтобы сорванцом, но совсем не домашним мальчиком. С малолетства с дворовыми ребятишками лазал по деревьям, плавал на льдинах, не раз проваливаясь в студеную камскую воду. А уж когда подарили пацану мопед, в семье его иначе, чем «наш гонщик», и не называли. Тяга к технике и к высоким скоростям проснулась у него в раннем детстве. Он всегда нетерпеливо ждал поездок с отцом на охоту или в родную деревню. Выехав на безопасную проселочную дорогу, Раис Киямович с улыбкой сажал сына за руль. 
Отец вообще обращался с сыновьями не как с несмышленышами, а как с младшими товарищами. Он их и на охоту брал, учил обживаться в лесу, многим другим мужским навыкам. Айдар многое перенял от отца. 
Куда поступать - такого вопроса не было. Конечно, в знаменитый Казанский авиационный институт, о котором столько хорошего рассказывали друзья их семьи. Тем более, и старший брат Айрат уже учился в столице Татарстана на врача, отца перевели на работу в обком партии. Так что в КАИ одним задорным челнинским парнем с обаятельной улыбкой стало больше. 
Улыбка эта не померкла несмотря на все испытания, которые судьба уготовила семье Беляевых. В результате «подковерных» интриг Раис Киямович Беляев, «легендарный челнинский герой», как назвал его классик татарской литературы Туфан Минуллин, был оклеветан и снят с должности секретаря обкома. Потом… ну, всё так, как бывает с низвергнутыми кумирами… Несмотря ни на что, братья учились и держались так, чтобы ни одной тени не уронить на свою фамилию. 
Такая закалка характера, будь неладны вызвавшие ее обстоятельства, дорогого стоит. Диплом КАИ получал уже молодой, зрелый мужчина с крепким характером, умеющий ставить перед собой цели и добиваться их достижения. 
Два года он проработал на одном из казанских заводов. Вскоре понял: в нынешней ситуации перспективы там у него нет. «Поезжай в Челны»,- посоветовал старший брат. И Айдар загорелся: ему очень хотелось участвовать в создании спортивных автомобилей. Не меньше хотелось и самому попробовать свои силы в автоспорте на мировом уровне. Такое возможно было только на КАМАЗе. 
Родители, конечно, вздохнули: по татарским обычаям младший должен жить при них, в отчем доме, помогать им в старости. Но против воли сына не стали возражать. 
Мало того, отец поехал замолвить за Айдара словечко перед генеральным директором КАМАЗа Н.И.Бехом (об этом очень ярко и весело рассказывает Семен Семенович Якубов, тут же пославший дипломированного молодого инженера поработать рядовым слесарем). С детства уважающий любой труд Беляев безропотно впрягся в дела и заботы созданного Якубовым коллектива и за короткое время показал свою компетентность не только в обработке металла. Постепенно его признали в команде и высоко оценили как профессионала и менеджера. Вместе с Квачевым он готовил кольцевые грузовики, а с 1996 года взял в руки штурманский роудбук. 
Как волновался Айдар на Дакаре того года! На фотографиях у него даже знаменитая улыбка исчезла, будто ежик насупленный стоит. Слава богу, опытный Фирдаус Кабиров щедро делился своим штурманским опытом, поясняя, где важнее орлиный глаз и скорость реакции, а где нужно заранее все спланировать! Честно говоря, Беляев сегодня именно все планирует, закладывая в «компьютер» своей головы возможность поломок и аварий, просчитывая все варианты наиболее успешного прохождения сложнейших участков. Но это все пришло к нему потом…
- Знаете, - говорит Беляев, - не я стоял у истоков «КАМАЗ-мастера», а Семен Семенович, Фирдаус, Женя Доронин. Было в нашей ранней истории все: взлеты и падения. Была откровенная слабость, когда пилот вопреки указанию руководителя команды бросил боевой грузовик в пустыни. Так он там и сейчас стоит, разграбленный, растерзанный. (Заметим, что после того случая камазовцы, даже при угрозе бандитских набегов, технику свою никогда не бросали. Кабиров, Беляев,Страхов, к примеру, не раз в песках ночевали, охраняя боевую машину от мародеров). 
От штурмана на таких суперралли, как Дакар, зависит очень много. Взять самый протяженный скоростной участок в Марокко. Там и пески, и горные перевалы, и пересохшие речки. Мало того. Случается, организаторы гонок заносят в легенду неправильные указания. А пресловутая «трэм рэйс» по центральноафриканской саванне, когда экипажи, будто по рельсам несутся по узкой, испещренной препятствиями трассе, не имея возможности для маневра и обгона. А что это за гонка, когда нет возможности обогнать соперника? От правильной и уверенной навигации зависит очень много. Так что не только опытом и смекалкой, но и интуицией должен обладать член экипажа, которого, как правило, называют вторым! Айдар Беляев развил в себе комбинацию этих качеств до высочайшего уровня. И с каждой гонкой продолжает совершенствоваться. 
Как и другие его товарищи по команде, он не раз попадал в аварийные ситуации, ломал позвонки, получал сотрясения и ушибы, но никогда не жаловался: в «КАМАЗ-мастере» это не принято. 
- Какой год в нашем командном календаре мне особенно памятен? – Беляев даже задумываться не стал. – Конечно, 97-ой, когда в «Мастер-ралли» наш экипаж финишировал первым! Я ощутил это не только, как нашу с Фирдаусом и Сережей Никитиным победу, а как триумф избранной Семеном Семеновичем стратегии командной борьбы. Что бы не происходило потом, было ясно: «КАМАЗ-мастер» возмужал! 
Очень часто журналисты задают Беляеву «каверзный» вопрос: где проходит водораздел между командой и департаментом, который он возглавляет, и нет ли противоречия в том, что командой руководит Якубов, а ДСТ - он? Айдар Раисович только улыбается: команда и департамент – это, в принципе, одно и то же. Ведь ребята и на гонки ездят, и спортивную технику создают. Это дает им огромное преимущество перед иностранными асами автоспорта, которые «кушают», что им приготовили. 
Возможно, машины конкурентов оборудованы в чём-то более совершенными узлами и деталями. Однако камазовцы знают свою технику лучше. И благодаря работе ДСТ направления развития нашей техники понятнее и определеннее. Ну а то, что Семен Семенович руководит командой, так тут завидовать нечему. Ноша, которую взвалил на себя этот человек, по плечу, пожалуй, только ему! Все остальные его товарищи по команде, как бы не назывались их должности в департаменте: директор, начальник бюро, начальник цеха – соратники. Вместе с инженерами и конструкторами они неустанно совершенствуют свои боевые машины. Конечно, без помощи заводчан обойтись невозможно, но большую часть работы они берут на себя. Иначе нельзя. Ведь только сами гонщики досконально знают, «чуют» - как ведет себя та или иная часть грузовика в различных экстремальных обстоятельствах. 
- Мы - ударная сила, - поясняет Беляев. Многое из того, что мы придумываем для спортивных автомобилей, конструкторы НТЦ потом применяют в серийных грузовиках. К примеру, наша находка – ставить радиаторы для охлаждения воздуха за кабиной. Раньше это считалось неудачным решением, гонщики доказали, что это повышает отдачу топлива при сгорании. Сегодня так оборудованы уже многие серийные машины. Карданные валы. И здесь, сперва новинки испытали мы, затем их освоили в массовом производстве. С 1994 года спортсмены «КАМАЗ-мастера» оснащают машины коробками перемены передач германской фирмы ZF (они, кстати, всегда искренне радуются нашим победам, и гордятся тем, что тоже причастны к ним!). Думаю, это было весомым аргументом, когда руководство КАМАЗа принимало решение о создании с ZF совместного предприятия. Кстати, и ярославские двигатели «перекочевали» со спортивных автомобилей на серийные. 
Айдар Раисович посмеивается: не только свои охотно перенимают их новации. Западные конкуренты тоже интересуются - что в очередной раз придумали питомцы неугомонного Якубова?! А наши особо не таятся: в тесном кругу автоспортсменов никакие ноу-хау не скроешь. Да и за державу приятно: могём! 
- КАМАЗ – это надежная машина, - уверен директор ДСТ. – Если на нем ездить грамотно, ему износа не будет. А мы их испытываем на излом в таких немыслимых условиях, где не выдерживают джипы-внедорожники! Так что глубоко неправы те, кто брюзжит о моральном износе камских грузовиков, о том, что пора автотранспортникам России пересаживаться на зарубежную технику. Не по-умному это, не по-хозяйски! Уж если пожар на движках, неплатежи и дефолт «не вышибли КАМАЗ из седла», если наша команда с честью и достоинством преодолевает все трудности, значит, будущее у завода, который строила в Челнах вся страна, есть. 
- Айдар Раисович, а вот когда в составе боевых экипажей на гонки выезжаете вы, директор, начальники бюро Чагин и Кабиров, Ильгизар Мардеев, возглавляющий производственный цех, Семен Семенович, которого иначе как главнокомандующим не назовешь, департамент специализированной техники не оголяется? Может, ну их, этапы чемпионата страны, «Дезерт Челлендж»? Хватило бы Дакара, да «Мастер-ралли». 
- Конечно, коллектив остается без своего ядра, что неимоверно трудно, - вроде бы соглашается Беляев, но тут же добавляет, - но даже маленькие соревнования дают нам большой опыт. А опыт – главное преимущество команды «КАМАЗ-мастер» перед соперниками. Благодаря ему, мы умеем держать удар, как никто другой, и уверенно смотреть в будущее.


Результаты


      


Мы в Instagram
1