Айрат Мардеев: «Нововведения, которые сегодня вводят в регламент организаторы ралли-марафона направлены на то, чтобы притормозить команду «Камаз-мастер»

Подиум самого престижного в мире ралли-марафона «Дакар» полностью занят российскими спортсменами. На третьем месте - победитель прошлого года Андрей Каргинов, вторую ступень занял победитель ралли 2013 года Эдуард Николаев. Первое место у Айрата Мардеева. Для него эта победа – первая на «Дакаре» и сразу же внушительная. «Мы вообще не ожидали таких скоростных допов, - говорит он - когда средняя скорость у грузовика составляла 110 км/ч – для грузовика это вообще бешеный темп». В этом году «Синяя армада», как порой называют команду «Камаз-мастер», была вновь неудержима. Ни проливные дожди, ни пески, ни пыль, ни горные высоты, ни прочие трудности не помешали спортсменам. Айрат говорит, что посвятил свою победу отцу —ИльгизаруМардееву — многие годы отдавшего спортивной команде «Камаз-мастер». О перипетиях гонки, о роли отца в спортивной карьере он рассказал в своем интервью для KazanFirst

— Каждый гонщик мечтает победить на «Дакаре». За вторым местом на «Дакар» никто не едет; иначе зачем тогда принимать в нем участие, если нет цели быть победителем. Поэтому для нас это большой шаг вперед, но останавливаться на достигнутом рано…

— Что вы имеете в виду? 

— Ну, смотрите. Одно дело победить, другое — удержать ранее завоёванные позиции. В команде сегодня три молодых пилота и все уже были победителями «Дакара». Нашим конкурентам мы надоели. Они пытаются сделать все возможное и невозможное, чтобы сместить команду «Камаз-мастер» с лидирующих позиций. По большому счету все нововведения, которые сегодня вводят в регламент организаторы ралли-марафона направлены на то, чтобы «притормозить» команду «Камаз-мастер».

— Вы к этому готовы? 

— Да, мы готовы. В тоже время, выполняя требования организаторов «Дакара», мы стремимся вновь доказать, что лучшие. С каждым годом побеждать становится все сложнее и сложнее. Успехи «КАМАЗ-мастера» не дают покоя нашим конкурентам. Они понимают, что им нужно победить и естественно они готовят свои машины все лучше и лучше. Огромные бюджеты имеют и команда Жерара Де Роя, чешская «Багира», «Ман». И все они хотели бы сместить нас с пьедестала, потому что уже давно не могут выиграть «Дакар». 
— Чем вас удивила нынешняя гонка?

— Нынешняя гонка удивила высоким темпом. С первого же дня первые 15 грузовиков ехали в пяти минутах друг от друга – такого не было еще никогда в ралли-марафоне. Поэтому любая потеря по навигации или ремонту тебя отбрасывает в конец марафона и потом уже утраченное время становится сложно отыграть. Остаётся надеяться только на ошибки конкурентов. Мы вообще не ожидали таких скоростных допов, когда средняя скорость у грузовика составляла 110 км/ч – для грузовика это вообще бешеный темп при его максимальной разрешенной регламентом скорости 140 км/ч. Было непривычно. Обычно такие скорости бывают на ранних участках в первые два дня. Но нынешний «Дакар» оказался самым скоростным, независимо от того по бездорожью ли шел маршрут или нет.

Сложность состояла еще и в том, что впереди едущие машины поднимали шлейф пыли, которая висела в воздухе словно мука, особенно сложно было там, где не было возможности для маневра, чтобы обеспечить себе лучшую видимость. На таких участках выигрывал всегда тот, кто ехал в открытом пространстве, либо в лидерах. Второй момент – высота прохождения участков. В этом году все участки маршрута ралли проходили на высоте от 3500 м до 4300 м над уровнем моря. И конечно же это отражалось на работе двигателей – разреженный воздух таит в себе большую опасность для турбины — нам постоянно приходилось вносить корректировки в настройки двигателя и следить за нагрузками. Непросто в таких условиях и людям – было тяжело дышать, не хватало кислорода. 

— Как вы преодолевали это? 

— Перед гонкой вся команда прошла подготовку в Центре подготовки спортсменов при Олимпийском комитете. Наша сила в том, что мы все члены одной команды и все делаем для того, чтобы победить на «Дакаре». Неважно кто из нас четверых будет на верхней строчке. Нам важна победа и всегда команда работает на лидирующий экипаж. В этом «Дакаре» так получилось, что команда заняла все три призовых места. Такого единения нет в других командах-участницах ралли-марафона. При этом нам никто не запрещал бороться между собой – это основной принцип команды «КАМАЗ-мастер». Никогда в команде не было назначенных победителей. Это повелось с давних времен, когда еще выступали Фирдаус Кабиров, мой отец – Ильгизар Мардеев, Владимир Чагин.

— Что вдали от дома помогает вам держать себя в тонусе? 

— У меня есть несколько талисманов, которые так или иначе напоминают мне о доме. В первую очередь – это мой руль. На какой бы машине я не ездил, он всегда со мной. Руль подписан моей женой. Это дает прилив сил. Понимаешь, что тебя ждут дома, за тебя переживают. Второй талисман – это мягкая игрушка белка из мультфильма «Ледниковый период». Это подарок моей сестры. Он тоже проехал со мной все «Дакары» и другие гонки, такие как «Шелковый путь». Белка, как четвертый член экипажа — сидит и следит за нами. Вроде бы это мелочи, но они помогают в минуты отдыха отвлечься, хотя сегодня не существует никаких проблем связаться с семьей. Очень ощутимую поддержку дает общение с родственниками, друзьями, болельщиками, которые всегда звонят или пишут в соцсетях.
— Пристальное внимание не мешает во время гонок?

— В первые годы выступлений это очень сильно напрягало. Мы были совсем еще «зеленые» и это давило на нас. На «Дакаре» всегда очень большой интерес вызывают новые гонщики, особенно у прессы. Но мы понимали, что это их работа. На «КАМАЗ-мастер» особенно сильно стали обращать внимание после смены поколений. Все ждали от нас высоких результатов. Но первое наше участие оказалось не таким успешным – тогда только в шаге от призовых мест остановился Андрей Каргинов – на четвертой позиции. И это считается большим успехом. На «Дакаре» ехать в первой десятке – это высокий результат. Для общественности, которая уже привыкла к нашим победам, четвертый результат кажется провальным. В 2013 году было уже по проще. Не было такого внимания, все думали, что мы не сможем долгое время приносить победы команде. И когда мы забрали сразу весь подиум, то конечно на нас снова начали обращать внимание. Два года подряд команде бы не простили отсутствие побед. Сейчас к этому относишься уже спокойнее.


— Все ли в руках экипажа во время гонки или важную роль играет все же техническое состояние автомобиля?

— В технических видах спорта это всегда 50 на 50. Если у тебя быстрая машина, но она постоянно ломается, то как бы ты ни ехал, ты всегда будешь позади. Поэтому важны оба фактора при достижении цели. Даже внутри экипажа все роли распределены в равной степени. Сейчас, например, роль механика возросла многократно. Он уже больше похож по своим функциям на бортинженера. В современных гоночных грузовиках много электроники, телеметрии – за всем надо следить, грамотно считывать получаемую информацию и сообщать пилоту только важную. От этого зависит как экипаж и машина будут ехать по трассе и какой результат в итоге покажут.

— Нет ли у вас такого желания попробовать себя в других видах спорта, например в шоссейно-кольцевых гонках на грузовиках, багги?

— Конечно есть такое. Мне нравится классическое ралли еще с тех времен, когда я только делал первые шаги в картинге. Но только не профессионально. Пока свое дальнейшее будущее я связываю с «КАМАЗ-мастер». Мне нравятся грузовики, нравится «Дакар», бездорожье. «Дакар», кстати, очень уникальный по-своему ралли-марафон. Во время гонки пилот должен обладать различными приемами управления автомобилем, в том числе и такими, какие сегодня применяются в шоссейно-кольцевых гонках. Среди наших соперников навыками классического ралли обладают такие гонщики как Ханс Стейси, Сергей Вязович – бороться с ними на ряде спецучастков, где большую роль играет мастерство, приобретённое на шоссейно-кольцевых гонках, было действительно сложно.
— Есть ли у вас мечта и насколько близки вы к ее осуществлению?
— Когда начинаешь об этом говорить, обычно это не сбывается. Была мечта всегда выиграть на «Дакаре». Поэтому, наверное, я ее осуществил, став победителем ралли-марафона «Дакар-2015». Не ожидал, что это случится так быстро. К этому я готовился и шел на протяжении нескольких лет.

— У вас желания превзойти успех Владимира Чагина семь раз побеждавшего в «Дакаре»?

— Владимир Чагин своими успешными выступлениями за команду задал высокую планку. И сегодня он говорит нам, что он будет только рад, если кому-то из нас удастся превзойти его успех. Но мы понимаем, что для того, чтобы добиться таких результатов нужно много работать над собой. Конечно желание такое есть в каждом гонщике. Но надо всегда трезво оценивать свои возможности. «Дакар» очень непредсказуемое ралли. Побеждать на нем – не просто. Для нас главная задача сегодня – побеждать в каждом «Дакаре».

— «Дакар» унес много жизней. Нет ли у вас чувства страха за свою?
— Да, 70 гонщиков погибли за всю историю «Дакара». Это печальная статистика. И об этом никогда не нужно забывать. Страх, конечно, должен присутствовать. Если перестаешь бояться, это ни к чему хорошему не приведет. Нужно всегда отдавать себе отчет, что рядом с тобой едут еще два человека, у которых есть семьи, родственники, близкие люди, которые их ждут дома. Во время гонок конечно стараешься не думать о плохом. Главное – не переступать свой максимум возможностей. Безусловно гонка – это риск, но может этим он и манит к себе спортсменов, которым хочется испытать себя на прочность. Доказать и себе и миру, что ты смог преодолеть эту сложную гонку и выйти из нее победителем.
— Насколько в техническом плане машины стали совершеннее тех, на которых выступали ваши наставники?

— Гоночные автомобили сегодня во многом отличаются от тех, на которых выступали Фирдаус Кабиров, Владимир Чагин и другие спортсмены. Изменились как в техническом плане, так и по уровню безопасности. Машины полностью соответствуют тем требованиям, которые предъявляют сегодня организаторы «Дакара», а по некоторым показателям и превосходят их. У нас толще стенка защитных дуг, больше труба, больше раскосины, различные усилители. Это все пришло с горьким опытом, после тяжелых аварий, в которых побывали и мой отец и Владимир Чагин. Безопасности в команде уделяется сегодня большое внимание. Подвеска у машин теперь более мягкая, энергоемкая, которая позволяет быстрее двигаться по бездорожью, иметь гораздо выше темп. Также в команде серьезно относятся к физической подготовке. Выносливость на «Дакаре» играет очень большую роль. Без нее сегодня выдержать высокие нагрузки было бы невозможно.


— На трассе вы все конкуренты друг для друга. А во время отдыха между этапами вы общаетесь друг с другом, со спортсменами из других команд?

— Да конечно. Мы никогда не держимся в отдалении друг от друга. Хорошие отношения у ребят и у меня сложились с чешскими спортсменами – они к нам ближе всего. Многие говорят по-русски, поэтому нам с ними проще общаться. Это Алеш Лопрайс, Мартин Коломы. Непростые отношения сложились с командой Жерара Де Роя, к сожалению. В последнее время мы почти с ним не общаемся. А в целом со всеми гонщиками у нас сложились теплые дружеские отношения, в том числе среди мотоциклов и легковых автомобилей. Нас удивила команда Renault, которая после небольшого перерыва, вновь вернулась в «Дакар». Соперник преподнес нам немало сюрпризов даже в плане подготовки своего автомобиля к гонке. Они к примеру, установили на свои автомобили коробку автомат и догнать их на некоторых участках было сложно. Поэтому на трассе у нас стало еще на одного конкурента больше.

— Кому вы посвятили свою победу?

— Я уже много раз об этом говорил, что победу я посвятил своему отцу, которого не стало в августе прошлого года. Всего чего я добился, все что я умею, любовь к автомобилям и спорту – это все благодаря ему. Он был моим первым тренером. В картинге — моим механиком, наставником. Отец очень хотел, чтобы я победил. И теперь в списке победителей есть и фамилия Мардеевых. Жаль, что эту радость он не может разделить с нами. Но думаю, он это чувствует и радуется за меня.
— Отец не отговаривал вас от участия в гонках…

—- У нас никогда не было такого разговора. Даже наоборот, всегда и во всем он меня поддерживал. В 9 лет он привел меня в картинг, увидев мой интерес к автомобилям и гонкам. Но по-настоящему я увлекся картингом в 11 лет. В этом большую роль сыграл конечно же отец. За что я ему очень благодарен. Все мои успехи связаны с ним.


— Вы бы хотели, чтобы ваши дети, когда вырастут пошли по вашим стопам?
— Для девочки я бы конечно еще подумал… Но если у нее возникнет такое желание и будет получаться – почему бы и нет. Есть очень много примеров девушек-гонщиц, которые хорошо ездят на мотоциклах и машинах, и делают это лучше своих сверстников- мальчишек. Для сына – я бы, наверное, дал бы ему шанс попробовать, как это сделал мой отец. А решение оставил бы за ним. В любом случае для меня будет более важным, чтобы мои дети смогли состояться в жизни – неважно в спорте или в других сферах деятельности.

— Как ваши друзья относятся к вашим успехам?

— Со школьными друзьями у меня, к сожалению, осталось немного контактов. Один из них работает сегодня тоже в команде «КАМАЗ-мастер» - Айрат Исрафилов. Мы всегда поддерживаем связь друг с другом и с его братом, который сейчас живет в Казани. Из-за того, что сейчас у меня нет много свободного времени, в основном все общение с друзьями происходит в социальных сетях. Много приходит сообщений от одноклассников, друзей и болельщиков. Приятно видеть, что все следят, помнят и поддерживают. 

— Изменил ли вас спорт?

— В первую очередь это привил дисциплину. И целеустремлённость. Он очень сильно закаляет волю, не дает мне опускать руки при неудачах. Примеров можно привести много. Главное оставаться человеком в любой ситуации. Спорт и жизнь взаимосвязаны. И никакой результат не будет оправданием твоим некрасивым поступкам…

ИСТОЧНИК: http://kazanfirst.ru/opinion/38840

 

 


Результаты


      


Мы в Instagram
1