Продолжаем знакомить с героями знаменитого ралли "Дакар". В гостях у "Труда" - трехкратный обладатель "Золотого бедуина" Эдуард Николаев

Эдуард Николаев совсем не похож на чемпиона. Невысокого роста, в синем водительском комбинезоне, он смущенно улыбается и не знает, куда деть натруженные, с въевшимся в кожу маслом руки. О своих победах вспоминает вполголоса, охотно переводя разговор то на своего именитого наставника Чагина, то на отца, который за ночь машину разберет до винтика и снова соберет, чтобы та утром вышла на старт. Между тем Эдуард — лицо знаменитой команды «КАМАЗ-мастер». В 32 года за его плечами — три победы в знаменитом ралли «Дакар»: один раз механиком в экипаже Владимира Чагина и дважды в качестве пилота. Чего еще желать? Оказывается, есть у Эдуарда мечта, далекая от гонок в перуанских горах и аргентинских прериях, зато поближе к кухне...

В январе экипаж Эдуарда Николаева пришел первым к финишу в зачете грузовиков на ралли в Южной Америке. «КАМАЗ-мастер» стал 14-кратным победителем престижнейшего состязания. Сам чемпион по этому поводу говорит так: разменял для товарищей чертову дюжину, чтобы дальше им было полегче. Хотя какое там полегче... Это в телерепортажах гонки выглядят красиво и романтично. В реальной жизни — невероятно тяжелый труд, за которым пилоты и механики света белого не видят. Причем в прямом, а не в переносном смысле: и когда днем несутся по пустыне в клубах пыли, и когда ночью засыпают в обнимку с колесом или с гаечным ключом.

Как это вообще получается? Автомобильная отрасль в стране давно уже в предынфарктном состоянии, а команда из Набережных Челнов оставляет позади всех грандов — немецкие «МАНы» и «Мерседесы», чешские «Татры», французские «Рено», итальянские «Ивеко»... Причина точно не в технике, а в людях. В их опыте, настрое, командном духе. На трассе, где соперники каждый за себя, камазовцы берут взаимной поддержкой и взаимовыручкой. Три года назад пилот Николаев держал в руках своего первого «Золотого бедуина» — главный приз победителя ралли. Но не меньше гордился и тем, что рядом на пьедестале оказались его товарищи. Тем более он ведь к этому тоже руку приложил. На одном из последних этапов развернул свою машину, чтобы вытащить попавший в яму КамАЗ Айрата Мардеева (который в результате стал вторым призером). А на последнем этапе они уже вдвоем переживали за финиш экипажа Андрея Каргинова. На подъезде к чилийскому городку Лимаче грузовик распорол переднее колесо и несколько километров мчался по бездорожью вообще без протектора: даже куска измочаленной резины не осталось на стальном ободе. Надо было видеть лицо голландца Жерара де Роя, принципиального соперника, который так и не сумел достать никого из этих упрямых русских...

К слову, и в нынешней, 2017 года гонке случилось нечто подобное. На этот раз Николаев помог выбраться из беды экипажу Дмитрия Сотникова. К тому моменту у лидера был небольшой запас времени, но он все равно здорово рисковал своей победой. На гонке невозможно предсказать, как сложится следующий этап. Впрочем, сам Эдуард не считает, что у него был выбор. «У нас командный закон: на трассе выручай товарища, — объясняет Николаев. — Исключение может быть только в ситуации, когда до финиша рукой подать, а у тебя на колесе висит соперник из другой команды...»

Своего второго «Золотого бедуина» Николаев должен был выиграть годом раньше, но... В Сан-Хуане несся в клубах пыли по горному перевалу и не вписался в поворот. Грузовик уткнулся в земляной бруствер, потерял время, получил повреждения лонжерона рамы и переднего моста. Механики команды колдовали всю ночь над машиной, едва успели к старту. Тот сбой и желание реабилитироваться сработали: Николаев прошел этап с лучшим временем и занял второе место. Такой финиш на поврежденной машине дорогого стоит. ...

Со спортом он подружился в школе. Занимался боксом, гимнастикой, но в итоге прикипел к картингу. Отец, шестикратный победитель чемпионата России по багги, по окончании спортивной карьеры пришел механиком в «КАМАЗ-мастер», куда и сына привел. Но в эту команду не попадают по протекции — все надо самому доказывать. Учиться, работать, сражаться за место под солнцем. Николаев-младший поступил в автомеханический техникум, а следом в политехнический институт. «Эдуард нас покорил трудолюбием, — говорил корреспонденту „Труда“ Владимир Чагин, тренер камазовцев. — С утра на лекциях, после обеда спускается в бокс и вкалывает наравне с другими. Я тогда уже был уверен, что из парня выйдет толк...»

Но прежде пришлось пройти все ступени. Два года механиком в гоночных экипажах. Затем проба сил в качестве пилота на внутрироссийских ралли. А на «Дакаре» начинал опять же с механика. «Мы много гонок проехали с ним в одном экипаже, — продолжает рассказ Чагин. — Как механик он крайне ответственный, на такого можно положиться. Да и сейчас даром что пилот: в случае необходимости моментально переквалифицируется в механика...»

Да, хочешь побеждать — не чурайся черновой работы. И потому наши пилоты удивляют коллег не только мастерством за рулем грузовика. Если надо, они и механики, и токари, и слесари, и сварщики в одном лице. К тому же Николаева нагрузили и по конструкторской части — он отвечает за испытания узлов, установленных на автомобиле.

Спросил Николаева про заработки. «Деньги у нас, бывает, появляются, — отвечает Эдуард, — но откуда приходят, туда же уходят. Нас так и тянет купить какую-то деталь на машину, все тащится в бокс...» Его жена как-то пожаловалась: всю ночь скрипел зубами, во сне требовал, чтобы механик проверил какой-то болт. Да, гонка у них не заканчивается с финишем, она растягивается на всю жизнь.

Что еще? У Эдуарда замечательная, надежная семья. Отец Валентин Николаевич всегда рядом, сопровождает команду в «техничке», где есть все необходимое — от запчастей и душа до медикаментов и продуктов. Дома ждет жена Оксана и полугодовалая дочурка (именно ей наш чемпион посвятил очередную победу). Со временем у молодого отца, конечно же, жуткий напряг, но он всегда стремится выкроить денек-другой для обстоятельных семейных походов по грибы. Которые сам же варит, солит, маринует. И тут он мастер!

«Готовка вообще мое хобби! — оживляется Эдуард. — И я точно знаю, чем буду заниматься, когда придет время оставить гонки. Мечтаю открыть свой ресторан, где бы собирались отдохнуть любители спорта. В разных городах присматривался к таким заведениям и, можно сказать, у меня уже сложился образ идеального места. Подождите лет 10-15 — обязательно приглашу».

Приглашение я принимаю, хотя, как понимаю, ждать званого обеда придется долго. Зато «Золотых бедуинов», уверен, в коллекции Эдуарда Николаева прибавится. Что ж, ради этого готов потерпеть голодным.

P.S. Под Набережными Челнами у «КАМАЗ-мастера» есть полигон, где иногда катают гостей. Рассказывают, что один генерал после финиша выпал из кабины грузовика Чагина, обнял землю и перекрестился. А автора этих строк из кабины просто выносили на руках. Трасса полигона — всего 7 км, а на ралли грузовики проходят по 7-8 тысяч километров. Это к вопросу о том, чего стоит «Золотой бедуин».

Анатолий Журин

http://www.trud.ru/article/03-02-2017/1346600_litso_kamaza.html

 

 



Мы в Instagram
1